К чему готовиться?
saleksashenko
Новогодний «подарок» от Росстата, сообщившего о том, что по предварительным оценкам инфляция в нашей стране по итогам закончившегося 2014 года составила 11,4%, появилась непосредственно перед праздниками, и многими, возможно, была не замечена.  Однако то, что сообщило нам статистическое ведомство касается каждого жителя нашей страны, ибо говорит не только о том, как выросли цены в прошедшем году, но и позволяет сделать некоторые прогнозы относительно того, как цены будут расти в ближайшие месяцы. Что гораздо важнее для каждого, т.к. любая адекватная информация позволяет принимать более правильные решения.
Сразу оговорюсь: я не собираюсь обсуждать, правильно или неправильно считает Росстат инфляцию. Другого статистического ведомства у нас в стране нет, поэтому приходится жить с тем, которое имеется. Исчисление инфляции в масштабах огромной страны – задача архисложная, решать ее сложно и дорого. Готов согласиться со множеством претензий в адрес Росстата и поддержать их, но …. никакой альтернативы у нас нет.
Начнем с истории, с прошедшего года. На нижеприведенном графике (синяя линия – рост цен к предыдущему месяцу (по левой шкале), красная – инфляция за последние 12 месяцев (по правой шкале) хорошо видно, что минимальный уровень инфляции в России – чуть выше 6% за последние 12 месяцев - был достигнут в январе 2014 года, после чего цены пошли в разгон. Сначала, под влиянием первой волны девальвации, случившейся в январе-марте, и влияние которой ощущалось примерно до конца лета-начала осени.  Потом, когда этот фактор оказался «отыгранным», российские власти решили ударить по кошелькам населения продуктовыми санкциями, которые мгновенно (через 2-3 недели) начали разгонять цены на продовольствие. И под конец года рухнувший рубль разогнал рост цен в декабре до 2,6% за  месяц, не виданных с декабря 1998-го года, а если опустить этот кризисный год, то с декабря 1995-го.

Screen Shot 2015-01-08 at 20.28.53

Но не следует думать, что раз год закончился, то и влияние тех инфляционных факторов, которые он породил, закончится вместе с ним. Похоже, что последствия  запрета на импорт продовольствия будут сказываться до начала весны, а осенней волны девальвации рубля (если рубль сможет закрепиться на текущих рубежах) – до начала лета. Поэтому до марта инфляция продолжит свое ускорение и вполне может достичь 14-15%.
А потом? Меньше всего в этом вопросе можно доверять обещаниям властей. Так, например, Банк России как мантру повторяет, что по итогам года можно снизить инфляцию до 6-6,5%. Теоретически, да, возможно. Но для этого с апреля и до конца года цены вообще (!) должны перестать расти, т.е. замереть на уровне марта. Достаточно сказать, что такого в российской истории никогда еще не было….
Весьма оптимистическим в нынешних условиях можно назвать «вариант 2013», когда, начиная с апреля, траектория инфляции пойдет так же как она шла в 2013 году. Что для этого нужно? Уже в начале года остановить войну на Украине, отменить продуктовое эмбарго и добиться снятия западных санкций, что позволит стабилизировать курс рубля. (Можно все это сделать и не в начале года, а попозже, но тогда и снижение инфляции начнется позднее). Итогом года в таком сценарии будет темп роста цен чуть выше 10%, т.е. 2005-2007 гг.
В силу высокой инерционности инфляции и откровенного нежелания российских властей бороться с ней (так же как и идти на «мировую» с Западом) гораздо более реалистичным мне представляется «вариант 2000» - года, когда инфляция в январе составила 2,3% (т.е. очень близко к росту цен в прошедшем декабре). Так вот, если траектория изменения цен будет соответствовать первому году президентства Владимира Путина, то инфляция уже к концу лета может устойчиво превысить 20%-ную отметку. (Кстати, в том самом 2000-м инфляция составила 20,2% по итогам года).
Сравнение трех сценариев представлено на графике. Сразу стоит оговориться, что сегодня любые попытки заглянуть за пределы 2015-го не будут рациональными – слишком много событий, которые будут влиять на инфляцию, у нас впереди.

Screen Shot 2015-01-08 at 20.29.21

Получается, что ничего хорошего год наступивший никому не готовит; даже, если принять, что истина лежит посередине, то  15%-ная инфляция станет сильнейшим ударом и по зарплатам, и по сбережениям, и по уровню жизни. Впрочем, за имперские амбиции всегда приходится платить. Думаю, наступивший год покажет, насколько к этому готовы наши 84 процента.



 

Экономика на авось
saleksashenko
Газета.Ru

02.10.2014, 08:19
В середине сентября Банк России опубликовал свой проект «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 г. и на период 2016 и 2017 годов» (далее «Основные направления»). Такой документ, безусловно, не является ни законом, ни инструкцией, ни обязательством Банка России. Но в нем традиционно излагаются взгляды денежных властей на то, как и на каких принципах  будет строиться  денежная и валютная политика в нашей стране.  А эта информация нужна не только Минфину и Минэкономики для их планирования и прогнозирования, но и сотням тысяч российских бизнесменов и миллионам российских граждан. Увы, прочитав этот документ, я нашел там много тумана, но мало содержания и ответов на интересующие меня вопросы, не говоря уже о том, что в документе не содержится никаких количественных параметров политики Центрального банка.

Так, открывая этот документ я хотел понять насколько жесткими являются цели Банка России по инфляции? Насколько решительно он будет действовать для того, чтобы добиться достижения своих целей? И, вообще, может ли Центробанк имеющимся набором инструментов достичь поставленных целей? И что будет происходить, наконец, с курсом рубля и с процентными ставками?
К сожалению, внятных ответов ни на один из этих вопросов найти не удалось.  Вот как видится Банку России развитие ситуации в следующем году  в базовом сценарии: «Прогнозируемый сдержанный рост потребительского спроса (с этим готов согласиться – СА), стабильная динамика валютного курса (откуда она возьмется при плавающем курсе рубля и ярко выраженной сезонности? – СА) и предполагаемое (кем и на основании чего? – СА) снижение инфляционных ожиданий при сохранении умеренно жестких денежно-кредитных условий (запомним: ключевая ставка Банка России на уровне инфляции называется «умеренно-жесткой» - СА) и распределенном влиянии уже произошедшего в 2014 году замедления роста денежных и кредитных агрегатов будут обеспечивать условия для последовательного замедления инфляции. Ожидается, что после сохранения на повышенном уровне в 2014 году инфляция продемонстрирует значительное снижение в течение 2015 года.» То есть, из этого отрывка следует, что Банк России вообще (!) не намерен ничего менять в своей политике и рассчитывает на то, что великий русский «авось» сам по себе обеспечит снижение инфляции.
Традиционно центральные банки во всем мире активно используют процентную политику для борьбы с инфляцией. Весной этого году у меня сложилось впечатление, что и наш Центробанк встал на этот путь – вспомните, как решительно и резко он поднял свою ключевую ставку, увидев ускорение роста цен в стране. На мой взгляд, инфляция продолжает разгоняться, как в силу эффекта введенных Россией ограничений на импорт продовольствия, так и в силу ускорившейся девальвации рубля. И тот, и другой фактор будут оказывать свое влияние на ценовую динамику еще несколько месяцев, и, вполне вероятно, что вскоре темп роста цен поднимется выше уровня инфляции. Что тогда будет делать Центральный банк?
Попытка найти принципы, которыми будет руководствоваться Банк России при принятии решений об изменении или не изменении ключевой ставки, ни к чему не привела. Вот как определяется в документе подход Банка России по этому вопросу: «ключевая ставка Банка России, которая устанавливается исходя из перспектив достижения цели по инфляции и отражает направленность денежно-кредитной политики». Вот и думайте, что это означает, например, сегодня, когда шансы на достижение поставленных целей по инфляции на этот год (не выше 7%) уже, практически, равны нулю? Пока, похоже, Банк России не считает нужным повышать уровень своей ставки. Но означает ли это, что так он будет поступать всегда? Или он просто считает, что сегодня инфляция носит немонетарный характер и процентной ставкой с ростом цен бороться нельзя. Впрочем, весной ситуация, когда была еще более понятной, – рост цен был вызван девальвацией рубля, - Банк России посчитал,  что ставку повышать надо. А что он будет делать, если инфляция и дальше будет расти?
Почему это так важно знать? Да потому, что от политики Банка России в отношении уровня процентной ставки будет зависеть позиция банковского сектора в отношении ставок по депозитам и по кредитам. А от этого будут зависеть наши с вами решения, тратить деньги или сберегать? Или, более того, тратить накопленные сбережения? Российское население очень чутко и быстро реагирует на политику процентных ставок: вспомните, в самый тяжелый момент кризиса, весной 2009-го банки резко подняли ставки по депозитам и за полгода сбережения населения выросли на 15%. Для сравнения, за последние полгода депозиты населения выросли менее чем на 2,5% - очевидно, что текущий уровень процентных ставок (ниже инфляции и темпов девальвации рубля) является малопривлекательным. Анализируя уровень процентных ставок, бизнесмены будут решать, нужно ли им строить планы расширения своих компаний, или банковский кредит стал настолько дорогим, что лучше с этим подождать? А для нас с вами расширение бизнеса это и новые рабочие места, и повышение зарплат.
Но традиционно вопросы денежной политики интересуют наших граждан гораздо меньше, чем вопрос о том, каким будет курс рубля? Прочитав этот документ, многие эксперты поспешили заявить о том, что Банк России с нового года перейдет к режиму плавающего курса рубля. Однако я не согласен с таким заключением. Более того, я не считаю, что Банк России, вообще, вводит какие-либо новации в части своей валютной политики. Да, он пообещал с начала 2015 года прекратить валютные интервенции, направленные на сдерживание или сглаживание курсовых колебаний, оставив при этом за собой право проводить валютные интервенции в случае дестабилизации ситуации на финансовых рынка. Кроме того, Банк России пообещал транслировать на валютный рынок операции Минфина по наращиванию (или сокращению) средств резервных фондов. Но, по сути дела, именно такую политику проводила команда Сергея Игнатьева в последние полтора года своего нахождения на Неглинной, и той же линии стала придерживаться Эльвира Набиуллина, начиная с мая текущего года.
Посмотрев на простой график – динамика курса рубля за последние четыре года, - можно легко заметить, что пик своего «могущества» рубль прошел где-то в первой половине 2011 г. Начиная с того момента, сформировалась устойчивая тенденция к его ослаблению со средней скоростью более 12% в год (более 40% за три года). Поскольку в последние годы Банк России предоставлял рублю большую степень свободы, то курсовая динамика сильно напоминает американские горки при высокой волатильности, превышающей в размахе (от локальных минимума до максимума) 10%, которые, однако, не могут скрыть общий тренд.

Screen Shot 2014-10-06 at 09.58.45

Думаю, что есть достаточные основания прогнозировать сохранение тенденции к дальнейшему ослаблению рубля. В краткосрочной перспективе, расширение санкций против России весьма болезненно для рубля, поскольку сопровождаются ограничением доступа к мировому рынку капитала. Даже ослабление санкций или их отмена вряд ли приведут к немедленному притоку дешевых денег в страну и росту рубля  - во-первых, западные банкиры должны будут внимательно присмотреться к изменившемуся экономическому ландшафту; во-вторых, ФРС уже заявил о грядущем начале ужесточения своей денежной политики, что неизбежно приведет и к росту процентных ставок и к снижению аппетитов инвесторов к риску В долгосрочной перспективе, фундаментальные факторы - сокращение профицита счета текущих операций и отток капитала из России - также не дают надежд на укрепление рубля.
Чтобы сломать тренд на ослабление рубля в краткосрочной перспективе, в мире должны случиться серьезные изменения в динамике нефтяных цен – они должны начать быстро расти и превысить отметку 115-120 долларов за баррель. А это пока представляется маловероятным. Чтобы сломать тренд на ослабление рубля в долгосрочной перспективе, российские власти должны самым серьезным образом поменять свою политику. Не только и, даже не столько экономическую. Что еще менее вероятно.

"Точка зрения" на Кoммерсант-FM 6 октября
saleksashenko
В России не любят МВФ, Международный валютный фонд. Хотя ничего плохого он для нашей страны не сделал. Более того, даже денег давал бюджету в самые тяжелые времена. Не любим мы его за то, что он слишком глубоко влезал в российские реалии, куда мы и сами лезть не хотели. За то, что хотел понять нас умом, а мы уверены, что умом нас понять нельзя. Одним словом, за то, что относился к нам, как ко всем прочим получателям помощи. Но пришло время, и мы за все это ему отомстили – как только цены на нефть пошли вверх, досрочно вернули все полученные кредиты.
И вот, МВФ снова стал участником  горячих экономических дискуссий, которые ведутся в нашей стране. Остановившийся экономический рост заставляет министра экономики предлагать стимулирующие меры. Традиционно для Минэкономики таким рецептом является увеличение бюджетных инвестиций. На это, не менее традиционно, Минфин отвечает: денег нет, зато есть бюджетное правило.
В выпущенном на днях очередном Обзоре мировой экономики МВФ рассматривает возможность и эффективность увеличения государственных инвестиций для стимулирования экономического роста. Актуальность темы хорошо понятна – при чем здесь Россия? старушка Европа стагнирует, а кто, как не МВФ придет ей на помощь и даст пару советов. Как это было четыре года назад с Грецией, Испанией, Ирландией.
Вывод МВФ звучит так. Рост государственных инвестиций может серьезно подтолкнуть экономический рост при следующих условиях:
В экономике должны быть резервные мощности, а власти должны проводить мягкую денежно-кредитную политику, направленную на снижение процентных ставок,
Средства должны направляться не на политические проекты, а на проекты с хорошо понятной отдачей для экономики, 
Деньги для инвестиций нужно брать за счет роста дефицита и госдолга, а не за счет сокращения других расходов или повышения налогов.
Кто хочет сделать, тот ищет способ. Кто не хочет, тот ищет оправдания. Выводы МВФ хороши тем, что их можно использовать и как способ, и как оправдание. Можно всерьез начать бороться с инфляцией и снизить процентные ставки. Можно покончить с кумовством при выборе инвестпроектов и их распределении между исполнителями. Можно провести серьезную дискуссию о целесообразности увеличения предельного размера дефицита бюджета на 3-4 года (это, кстати, было элементом Стратегии-2020).
А можно сказать, ну, вот, видите, даже МВФ не советует нам наращивать инвестиции - резервных мощностей у нас нет, процентные ставки высокие, ну а про эффективность госинвестиций или конкурсные процедуры при госзаказе даже министрам говорить смешно.
Что-то мне подсказывает, что российские власти выберут второй подход. И что-то мне подсказывает, что через несколько лет России снова придется звать на помощь специалистов МВФ – ведь новое это хорошо забытое старое.


Звук - здесь

Нехай він подавиться?
Altai
saleksashenko
   «Докапитализация Внешэкономбанка позволит ВЭБу соблюсти нормативы финансовой устойчивости» - заявил Интерфаксу глава банка Владимир Дмитриев. С одной стороны, с этим утверждением трудно поспорить: любому банку, находящемуся в самом плачевном состоянии, можно помочь обрести финансовую устойчивость с соблюдением всех нормативов. Вопросы только в том,  сколько для этого нужно денег, где их взять и что будет потом?
  У ВЭБа плохая кредитная история – этот банк стал банкротом в советские времена, т.к. именно на него была переложена значительная доля советских долгов. Длительные переговоры, реструктуризации, обмены одних долгов на другие – лет десять понадобилось для того, чтобы выправить ситуацию с банком, и вернуть ему финансовую устойчивость.
  С 2007 года ВЭБ начал новую жизнь, став «Банком развития». Сама по себе идея, создать специальный банк для государственной поддержки крупных системных инвестиционных проектов, выглядит неплохо – многие страны шли по этому пути, кое-кто даже преуспел, - но дьявол, как говорится, в деталях. А с деталями у ВЭБа не задалось с самого начала.
  Не успел Банк развития встать на ноги, как случился мировой финансовый кризис. И тут – не до развития. Поскольку решения нужно было принимать быстро, а нормы Бюджетного кодекса, написанные Алексеем Кудриным, лежали железобетонными ежами на пути любой здравой идеи, то финансирование антикризисных мероприятий на первом этапе решили проводить через ВЭБ. И денег можно сколько угодно туда закачать, и ни перед кем отчитываться не нужно. Помощь олигархам на сохранение собственности и субординированные кредиты банкам, попытка спасти обанкротившиеся Глобэкс и Связь-банк (а, заодно, до кучи и украинский Проминвестбанк) и кредитование деятельности АИЖК. В результате, из кризиса ВЭБ вышел отягощенный долгами перед Фондом национального благосостояния (655 млрд.рублей), который передал ВЭБУ в качестве депозитов чуть меньше 20% своих средств, и Центральным банком, который щедро отвалил более 210 млрд.рублей на спасение банков-банкротов.
Сразу стоит сказать, что, конечно, никаких перспектив того, что ВЭБ будет в состоянии все эти деньги вернуть не было. И последующие события лишний раз это подтвердили.
  Газпромбанк, ставший во время кризиса одним из крупных получателей государственной помощи, летом 2012 года конвертировал, полученный от ВЭБа кредит, в свои акции, обязавшись выкупить акции через восемь лет.
  Этим летом ВЭБ вернул деньги Банку Росси, которые взял у него на спасение обанкротившихся Глобэкса и Связь-банка, взяв у него же в долг 85% этой суммы, – за прошедшие почти шесть лет банкроты не только не вернули вложенные в них средства и до сих пор (судя по отчетности ВЭБа) генерят текущие убытки, но и даже не смогли внятно сформулировать, чем они хотят заниматься и какая нужда у государственной корпорации содержать этих нахлебников.
  В сентябре этого же года правительство на 15 лет продлило срок депозита, средства которого ВЭБ потратил на поддержку олигархов в кризис – видать, олигарх совсем поиздержались и вернуть деньги никак не могут…
  С одним повезло – когда ВТБ и Россельхозбанк уговорили правительство конвертировать возвратные и платные кредиты, полученные в кризис, в свои безвозвратные, неторгуемые привилегированные акции, по которым даже уровень дивидендов не поределен - у ВЭБа откуда-то нашлось мужество сказать «нет» и переложить это «счастье» напрямую на баланс ФНБ.
  Но, ладно, кризис – штука серьезная, бывает редко, и чем не пожертвуешь для того, чтобы российский экономический корабль не пошел на дно! Но вот кризис закончился, а рукотворные беды ВЭБа продолжались. Беды именно рукотворные – очень хорошо видно, что за каждой сделкой совершаемой ВЭБом виднеется «невидимая рука». Но не рынка, а российской власти (что не случайно – ведь председателем Наблюдательного совета ВЭБа является российский премьер-министр, а большинство его членов являются министрами). Для того, чтобы Олег Дерипаска смог провести IPO акций РУСАла в Гонконге ВЭБ купил более трети размещаемого пакета, за что (ВЭБ) получил похвалу от министра финансов Кудрина -"Хорошая сделка! - сказал он, - "Я уверен, что удастся заработать прибыль". К настоящему времени убыток составляет почти 60%. Когда в 2010-2011 гг. немецкий E.on захотел продать имевшийся у него 2,7%-ный пакет акций Газпрома, то члены правительство не смогли удержаться от принятия решения о покупке ВЭБом этих акций.  Убыток превышает 35%. И хорошо понятно почему: благодаря совместным усилиям членов  Наблюдательного совета ВЭБа, инвестиционный климат в России ухудшился настолько, что российский фондовый рынок отказался расти в то время, как все мировые индексы шли вверх.
  ВЭБ щедро профинансировал устаревший проект нового терминала в «Шереметьево», который позволил хорошо заработать строителям, стал мал для аэропорта уже через три года работы, но при этом не имел никаких шансов на то, чтобы стать окупаемым. Перед тем, как конвертировать возвратный кредит в безвозвратные акции, ВЭБ выкупил аналогичный кредит в банка ВТБ – зачем получать убытки вдвоем, когда и одного достаточно?
  Олимпийская эпопея ВЭБа – задуманная только для того, чтобы пустить пыль в глаза Международному олимпийскому комитету, показав, что стоимость сочинской Олимпиады для бюджета не столь велика, как «клевещут некоторые», -  уже достаточно подробно описана, но еще далека от завершения. Папаше Дорсету (федеральному бюджету) в ближайшие годы предстоит выложить миллиардов 250 рублей, чтобы заткнуть очередную пробоину в балансе ВЭБа.
  Я не хочу сказать, что все сделки ВЭБа были экономически сомнительными с самого начала – многие проекты ВЭБа остаются неизвестными сторонним наблюдателям, другие – являются вполне приличными и интересными. Рассказывать, сколько первых, сколько вторых, а сколько третьих, у ВЭБа, естественно, нет ни малейшего желания. Но для общего понимания ситуации можно посмотреть на полугодовую отчетность ВЭБа за текущий год, где указана сумма полученной прибыли – ничтожные 2,5 млрд.рублей, меньше одного (!) процента от суммы активов.
     И в этой ситуации ВЭБ просит у правительства – левая рука просит у правой - очередные 340 миллиардов бюджетных рублей для финансирования своих очередных проектов – которые правая рука одобрила и передала левой на подпись. Знаете? Я бы на месте министров воздержался от этого решения. Какой смысл давать деньги организации, которая кроме проблем и убытков не может генерировать ничего? Ну, разве что присоединиться к пожеланию директора колхоза, который, доложив на партсобрании, что «ми посіяли 100 гектарів проса. Усë ховрашок (суслик) з'їв”, немедленно принял решение посеять еще 1000 гектаров – «Нехай він подавиться!»

 

    PS С начала этого года ВЭБ начал исполнять функции управляющего валютными средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, чем раньше занимался Банк России, похоже, проявивший в чем-то свою никому не нужную принципиальность и лишившийся этого права. За 8 с половиной месяцев ВЭБ показал фантастический (!) результат, которым  искренне гордится – менее 0,5% годовых. Это ж надо так?! 



 

Интервью в "Вестник НАУФОР"
Altai
saleksashenko
Давал интервью в конце июня, но не получил ссылку перед отпуском; сейчас посмотрел - кажется, не сильно устарело

"Точка зрения" на Кoммерсант-FM 22 сентября
Altai
saleksashenko
Присказка – война все спишет – хорошо объясняет многие факты сегодняшней действительности. А о том, что Россия участвует в экономической войне, заявил на днях, выступая на форуме в Сочи, премьер Дмитрий Медведев.
А коли война, то все для фронта, все для победы! Правительство пообещало поддержать даже Роснефть средствами Фонда национального благосостояния. И тут же Новатек и РЖД попросили того же. Авиакомпании просят гарантии по кредитам. Аграрии  - списания долгов и инвестиций.
Правительство хочет импортозамещения. И вот, президент ЛУКойла говорит о том, что это возможно. Он вспомнил, что двадцать пять лет назад советская нефтяная промышленность работала на всем своем. Правда, почему-то он не стал вспоминать, чем это закончилось: всего за три года – с 88-го по 91-й – добыча нефти в СССР упала почти на 20%. Зато очень четко обозначил масштаб сегодняшней зависимости от Запада – 100% средств телемеханики, автоматизации и связи импортируются из США и Японии. 25% российской нефти сегодня добывается с использованием технологии гидроразрыва. А для этого нужно оборудование, которое не производится практически нигде, кроме Соединённых Штатов. Сегодня нефтянка не может работать без геофизики и сейсморабот, а лидерами в этом сегменте являются Schlumberger и Halliburton.
Не знаю, на чем основана позиция уважаемого Вагита Юсуфовича, утверждающего, что российская промышленность может в короткие сроки предложить ему адекватную замену всему импортному. Ведь прошедшие двадцать пять лет, пока Запад делал технологический рывок, российская промышленность, в лучшем случае, ползла со скоростью черепахи. А нефтяники все это время говорили о том, что у них нет денег на финансирование новых технологий, и что этим заниматься должно правительство. Кстати,  ровно то же самое повторил Вагит Алекперов, обращаясь к премьер-министру.
Я уже говорил о том, что не вижу для России шансов на победу в санкционной войне. Похоже, с этим начали соглашаться и российские министры, которые стали говорить, что новых ответных санкций России вводить не следует. Чтобы не нанести российской экономике еще большего ущерба.
Что же тогда следует делать? Любую войну начинают генералы, а заканчивается она работой дипломатов, которые готовят мирное соглашение. Когда российский премьер говорит: «…мы и сейчас готовы слушать наших партнёров…”, мне хочется верить, что этим он заявляет о готовности к началу таких переговоров. И если это так, то следующими шагами  России должны стать поиск компромисса на газовых переговорах с Киевом и передача Киеву контроля за всеми участками российско-украинской границы.
Тогда, глядишь, и санкции потихонечку начнут отменять. То есть, война закончится. А для России самое главное, чтобы не было войны. Правда?

Звук

О марше мира и перспективах оппозиции
Altai
saleksashenko
Сегодняшний разговор на ВВС и подкаст

Врали. Врëм. И будем врать
Altai
saleksashenko
Выступая на инвестиционном форуме в Сочи, премьер Медведев сообщил, что он подписал постановление о повышении ввозных таможенных пошлин на ряд украинских товаров. Хотя Россия и Украина находятся в состоянии гибридной войны, обе страны являются участниками одного и того же Договора о зоне свободной торговли СНГ, подписанного в 2011 году. И этот закон предусматривает беспошлинную торговлю между станами-участниками Договора.
Российский премьер объяснил, что данное решение принято «исключительно для защиты своих производителей от недобросовестной конкуренции”, которая по мнению российских властей неизбежно проявится, если Украина будет реализовывать экономическую часть соглашения с Евросоюзом. А посему, предупредил премьер, «пошлины будут введены, если Украина … начнёт применять экономические статьи соглашения раньше” 2016 года.
Я не знаю, читали ли Договор о зоне свободной торговли СНГ юрист Медведев, подписавший постановление, или министр Улюкаев, чье министерство внесло в правительство предложение о повышении пошлин. Но я прекрасно понимаю, что ни сам Договор, ни Приложение №6, на которое ссылался господин Улюкаев в своей сопроводительной записке, не дает России права повышать таможенные пошлины в отношении кого-либо из участников Договора из-за того, что, как сказано в статье 18 Договора,  эта страна станет участником «другого соглашения о таможенном союзе, свободной торговле и/или приграничной торговле в соответствии с правилами ВТО».
Текст Приложения № 6 к договору настолько краток, что его можно процитировать целиком:
В случае если участие одной из Сторон в соглашении, предусмотренном пунктом 1 статьи 18, ведет к росту импорта из такой Стороны в таких объемах, которые наносят ущерб или угрожают нанести ущерб промышленности Таможенного союза, то государства – участники Таможенного союза без ущерба для применения статей 8 и 9 настоящего Договора после проведения соответствующих консультаций Сторонами оставляют за собой право ввести пошлины в отношении импорта соответствующих товаров из такой первой Стороны в размере ставки режима наибольшего благоприятствования.
Итак, основание для отказа от режима беспошлинной торговли может стать только (!) фактический рост импорта, а введение пошлин возможно только (!) после проведения консультаций. Очевидно, что никакой статистики, подтверждающей рост импорта из Украины в Россию на сегодня не существует,   – хотя бы потому, что Соглашение с Евросоюзом будет только через несколько дней  ратифицировано Верховной Радой, а задолго до этого онищенковское ведомство уже запретило ввоз из Украины всего чего только могло.
Вранье стало нормой жизни российских политиков. Я даже не уверен, что они сами понимают, когда врут, а когда нет. И мы к этому, увы, привыкли. А очень многие даже и вовсе не парятся по этому поводу. Ведь, самое главное, что #крымнаш! Но, в данном случае. Вся эта лапша была вылита на уши тех самых азиатских инвесторов, на которых сегодня власть делает ставку. Они, азиатские инвесторы, может быть, и не очень хорошо понимают российские реалии, но они очень внимательно проанализируют то, то услышали в Сочи.
И наплевательское отношение российского премьера к международному договору расскажет им не меньше, чем раздербанивание очередного российского олигарха.

По беспределу? Или заслуженно?
Altai
saleksashenko
Более чем странный комментарий от Юлии Латыниной по поводу ареста Евтушенкова.  Не буду ничего говорить про его отношения с ФСБ – просто не в курсе и, подозреваю, что мало кто может предъявить какие-либо твердые доказательства его наличия (или отсутствия). Я только про факт ареста.
Фраза  «посадили с одной стороны по беспределу, а с другой – совершенно заслуженно” напоминает мне старый анекдот про то, что “расстрелять сволочь мало, но доказательств и на три года нет”. Знаете, Юля, или есть за что, и тогда – заслуженно, или не за что – и тогда беспредел. Утверждать, что все успешные бизнесмены эпохи Путина изначально достойны ареста по обвинению в преступлении, в котором нет физического ущерба людям, это все-таки перебор.
Канва дела «Башнефти» хорошо понятна и известна: когда-то сын бывшего президента Башкирии, де-факто управлявший всем энергетическим комплексом республики и, похоже, бывший главным бенефициаром его деятельности, еще в 2003-м году перевел акции компании в собственность "Башкирского капитала" , а потом раздробил ее между ООО-шками, у которых АФК «Система» и купила контрольные пакета акций «Башнефти» и ее «дочек». Думаю, что мало кто сомневается в том, что купить такой актив в современной России без четкого и внятного барского «Разрешаю» из уст вполне понятного человека решится только безумец. А Евтушенков на него совсем не похож.
Готов с большой долей уверенности предположить, что в первой части этой цепочки и кроется состав преступления, который хочет доказать доблестный СК. Почему именно сейчас, а не несколько лет назад, когда вся эта история достаточно подробно разбиралась в газетах ? Ровно потому, что именно сейчас нашелся кто-то, кто готов купить «Башнефть».
Если состав преступления имеется, то СК было бы неплохо публично привести весомые доказательства этого. С объяснением того, кто и в чем обвиняется. А еще лучше, пойти в суд и через суд доказать там состав преступления и получить решение суда о признании каких-то сделок недействительными.
Что касается Евтушенкова, а точнее «Системы», которая и покупала акции, то всем понятно, что деньги она за эти активы Рахимову-младшему (или его компаниям) заплатила. То есть сделка не была бесплатной для компании Евтушенкова. В любом случае, если речь идет о компенсации государству понесенного ущерба (судя по заявлению нынешнего президента Башкирии, признание такого ущерба есть), то эту сумму нужно взыскивать с Рахимова-младшего. Потому как в Гражданском кодексе на этот счет есть прямая установка: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом”. То есть (если будет доказано, что Рахимов-младший безвозмездно (то есть даром) получил в свою собственность акции “Башнефти”) поскольку акций “Башнефти у Рахимова-младшего уже пять лет как нет в собственности, то вернуть он должен деньги.
Он. А не Евтушенков. Который (а точнее, “Система”, в которой он является контролирующим акционером) в отличие от Голдовского эти активы купил. За известные суммы. И у известных лиц.
Именно поэтому арест Евтушенкова сродни аресту Ходорковского. И в том, и в другом случае, авторов всей этой истории интересуют акции нефтяной компании. А, отнюдь, не вопросу справедливости и юридической чистоты.



 

На всех? Или каждому?
Altai
saleksashenko
          Банк России принял решение о проведении обратных валютных свопов. Т.е. с сегодняшнего дня он будет брать у банкиров в долг не нужные им рубли, а давать им в долг нужные им доллары.
         Верю в то, что стоны и вопли госбанков – мол, у нас валюты мало, - слышны не только на Неглинной, но и за кремлевской стеной. Верю в то, что потоки слез банкиров, уже сделали воду Москва-реки соленой. Верю и в то, что от Банка России требуют: «Ну, сделайте хоть что-нибудь!?» Но вот в то, что эта мера поможет изменить ситуацию на валютном рынке – не верю!
           Аргумент лежит на поверхности. То, что написано в пресс-релизе Банка России, означает, что в 1-й день банки могут получить 1 млрд.долларов, который (!) должны буду вернуть во 2-й день. Во 2-й день  они смогут получить еще 3 (1 - по сделкам сегодня/завтра и 2 – по сделкам завтра/послезавтра) млрд.долларов, но т.к. 1 млрд. в этот день должны будут вернуть, то в «чистую» получат только 2 млрд. А, начиная с 3-го дня, объем получаемых долларов (если Банк России не изменит лимитов их выдачи) будет в точности равен объему возвращаемых.  Даже чуть меньше, т.к. за возвращаемые доллары нужно будет уплачивать проценты, которые, очевидно, будут исчисляться в долларах.
           Кто-то готов поверить, что трех миллиардов долларов нашим госбанкирам хватит? Готов предположить, что меньше чем на «червонец» они не согласятся. Остается только вопрос: каждому? Или все-таки на всех?

?

Log in