Previous Entry Share Next Entry
Нехай він подавиться?
Altai
saleksashenko
   «Докапитализация Внешэкономбанка позволит ВЭБу соблюсти нормативы финансовой устойчивости» - заявил Интерфаксу глава банка Владимир Дмитриев. С одной стороны, с этим утверждением трудно поспорить: любому банку, находящемуся в самом плачевном состоянии, можно помочь обрести финансовую устойчивость с соблюдением всех нормативов. Вопросы только в том,  сколько для этого нужно денег, где их взять и что будет потом?
  У ВЭБа плохая кредитная история – этот банк стал банкротом в советские времена, т.к. именно на него была переложена значительная доля советских долгов. Длительные переговоры, реструктуризации, обмены одних долгов на другие – лет десять понадобилось для того, чтобы выправить ситуацию с банком, и вернуть ему финансовую устойчивость.
  С 2007 года ВЭБ начал новую жизнь, став «Банком развития». Сама по себе идея, создать специальный банк для государственной поддержки крупных системных инвестиционных проектов, выглядит неплохо – многие страны шли по этому пути, кое-кто даже преуспел, - но дьявол, как говорится, в деталях. А с деталями у ВЭБа не задалось с самого начала.
  Не успел Банк развития встать на ноги, как случился мировой финансовый кризис. И тут – не до развития. Поскольку решения нужно было принимать быстро, а нормы Бюджетного кодекса, написанные Алексеем Кудриным, лежали железобетонными ежами на пути любой здравой идеи, то финансирование антикризисных мероприятий на первом этапе решили проводить через ВЭБ. И денег можно сколько угодно туда закачать, и ни перед кем отчитываться не нужно. Помощь олигархам на сохранение собственности и субординированные кредиты банкам, попытка спасти обанкротившиеся Глобэкс и Связь-банк (а, заодно, до кучи и украинский Проминвестбанк) и кредитование деятельности АИЖК. В результате, из кризиса ВЭБ вышел отягощенный долгами перед Фондом национального благосостояния (655 млрд.рублей), который передал ВЭБУ в качестве депозитов чуть меньше 20% своих средств, и Центральным банком, который щедро отвалил более 210 млрд.рублей на спасение банков-банкротов.
Сразу стоит сказать, что, конечно, никаких перспектив того, что ВЭБ будет в состоянии все эти деньги вернуть не было. И последующие события лишний раз это подтвердили.
  Газпромбанк, ставший во время кризиса одним из крупных получателей государственной помощи, летом 2012 года конвертировал, полученный от ВЭБа кредит, в свои акции, обязавшись выкупить акции через восемь лет.
  Этим летом ВЭБ вернул деньги Банку Росси, которые взял у него на спасение обанкротившихся Глобэкса и Связь-банка, взяв у него же в долг 85% этой суммы, – за прошедшие почти шесть лет банкроты не только не вернули вложенные в них средства и до сих пор (судя по отчетности ВЭБа) генерят текущие убытки, но и даже не смогли внятно сформулировать, чем они хотят заниматься и какая нужда у государственной корпорации содержать этих нахлебников.
  В сентябре этого же года правительство на 15 лет продлило срок депозита, средства которого ВЭБ потратил на поддержку олигархов в кризис – видать, олигарх совсем поиздержались и вернуть деньги никак не могут…
  С одним повезло – когда ВТБ и Россельхозбанк уговорили правительство конвертировать возвратные и платные кредиты, полученные в кризис, в свои безвозвратные, неторгуемые привилегированные акции, по которым даже уровень дивидендов не поределен - у ВЭБа откуда-то нашлось мужество сказать «нет» и переложить это «счастье» напрямую на баланс ФНБ.
  Но, ладно, кризис – штука серьезная, бывает редко, и чем не пожертвуешь для того, чтобы российский экономический корабль не пошел на дно! Но вот кризис закончился, а рукотворные беды ВЭБа продолжались. Беды именно рукотворные – очень хорошо видно, что за каждой сделкой совершаемой ВЭБом виднеется «невидимая рука». Но не рынка, а российской власти (что не случайно – ведь председателем Наблюдательного совета ВЭБа является российский премьер-министр, а большинство его членов являются министрами). Для того, чтобы Олег Дерипаска смог провести IPO акций РУСАла в Гонконге ВЭБ купил более трети размещаемого пакета, за что (ВЭБ) получил похвалу от министра финансов Кудрина -"Хорошая сделка! - сказал он, - "Я уверен, что удастся заработать прибыль". К настоящему времени убыток составляет почти 60%. Когда в 2010-2011 гг. немецкий E.on захотел продать имевшийся у него 2,7%-ный пакет акций Газпрома, то члены правительство не смогли удержаться от принятия решения о покупке ВЭБом этих акций.  Убыток превышает 35%. И хорошо понятно почему: благодаря совместным усилиям членов  Наблюдательного совета ВЭБа, инвестиционный климат в России ухудшился настолько, что российский фондовый рынок отказался расти в то время, как все мировые индексы шли вверх.
  ВЭБ щедро профинансировал устаревший проект нового терминала в «Шереметьево», который позволил хорошо заработать строителям, стал мал для аэропорта уже через три года работы, но при этом не имел никаких шансов на то, чтобы стать окупаемым. Перед тем, как конвертировать возвратный кредит в безвозвратные акции, ВЭБ выкупил аналогичный кредит в банка ВТБ – зачем получать убытки вдвоем, когда и одного достаточно?
  Олимпийская эпопея ВЭБа – задуманная только для того, чтобы пустить пыль в глаза Международному олимпийскому комитету, показав, что стоимость сочинской Олимпиады для бюджета не столь велика, как «клевещут некоторые», -  уже достаточно подробно описана, но еще далека от завершения. Папаше Дорсету (федеральному бюджету) в ближайшие годы предстоит выложить миллиардов 250 рублей, чтобы заткнуть очередную пробоину в балансе ВЭБа.
  Я не хочу сказать, что все сделки ВЭБа были экономически сомнительными с самого начала – многие проекты ВЭБа остаются неизвестными сторонним наблюдателям, другие – являются вполне приличными и интересными. Рассказывать, сколько первых, сколько вторых, а сколько третьих, у ВЭБа, естественно, нет ни малейшего желания. Но для общего понимания ситуации можно посмотреть на полугодовую отчетность ВЭБа за текущий год, где указана сумма полученной прибыли – ничтожные 2,5 млрд.рублей, меньше одного (!) процента от суммы активов.
     И в этой ситуации ВЭБ просит у правительства – левая рука просит у правой - очередные 340 миллиардов бюджетных рублей для финансирования своих очередных проектов – которые правая рука одобрила и передала левой на подпись. Знаете? Я бы на месте министров воздержался от этого решения. Какой смысл давать деньги организации, которая кроме проблем и убытков не может генерировать ничего? Ну, разве что присоединиться к пожеланию директора колхоза, который, доложив на партсобрании, что «ми посіяли 100 гектарів проса. Усë ховрашок (суслик) з'їв”, немедленно принял решение посеять еще 1000 гектаров – «Нехай він подавиться!»

 

    PS С начала этого года ВЭБ начал исполнять функции управляющего валютными средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, чем раньше занимался Банк России, похоже, проявивший в чем-то свою никому не нужную принципиальность и лишившийся этого права. За 8 с половиной месяцев ВЭБ показал фантастический (!) результат, которым  искренне гордится – менее 0,5% годовых. Это ж надо так?! 



 

  • 1
не поределен

  • 1
?

Log in